Войти легко

«ТЕРПЕНИЕ, ГОСПОДА!» ИЛИ ВОЙТИ — ЛЕГКО, А УДЕРЖАТЬСЯ — ТРУДНО!

Как много мы знаем о бизнес-среде другого государства? Может ли похвастаться обычный предприниматель качественной и полной «дорожной картой» в мире экономических отношений того или иного иностранного рынка? С высокой вероятностью — нет!

Впечатления и неожиданности, с которыми сталкиваются бизнесмены при выходе на новый рынок, формируют новое восприятие данного пространства, разрушая прежние стереотипы. Будучи открытыми к работе с представителями других стран, консалтинговая компания «Беспалов и партнеры» поинтересовалась у представителей французского бизнеса: какой они видели деловую Россию издалека и какой узнали ее уже изнутри?

История нашего взаимодействия с французскими предпринимателями началась задолго до написания статьи. Консалтинговая компания «Беспалов и партнеры» уже около года ведет работу по «открытию границ» России, привлекая иностранный капитал в Северо-Западный ФО. На первом этапе работы с представителями Пятой республики мы заручились поддержкой французской консалтинговой компании Xporteer по сопровождению экспортных операций. Наконец, в октябре текущего года нам удалось собрать целевую аудиторию в формате конференции, пригласив в роли спикеров генерального директора Xporteer Вирджинию Гавар, а также директора российского подразделения Агентства инвестиций в экономику Франции (AIF) Жерома Клозена, руководителя петербургского подразделения COFACE Александра Щелканова и представителя отдела торгового финансирования «Банка Санкт-Петербург» Зубкову Екатерину. Не углубляясь в подробности проведенного мероприятия, скажу лишь, что после разговора с г-жой Гавар мы убедились в необходимости внести изменения в формат позиционирования наших внешнеэкономических услуг и изучить вопрос «восприятия России извне» значительно шире.

Впрочем, стоит заметить, что оценка экономической деятельности России самими гражданами также заметно прихрамывает. Прожив в Санкт-Петербурге чуть более года, могу смело сказать, что фразу «мы ничего не делаем, ничего не производим и ни на что не способны» здесь произносят очень часто. И если российский рынок действительно фундаментально отличается от западно-капиталистического, то в отсутствии масштабного высокотехнологического производства данный рынок обвинить никак нельзя. Это касается как местных промышленников, так и нерезидентов, широко представленных на внутреннем рынке. Например, нам хорошо известно положение компании Renault на российском рынке. Модели автомобилей данной марки, произведенные на территории России, уже составляют около 85 % в общих продажах Renault. А продажи в самой России обеспечивают не менее 30 % прибыли всей компании.

Впрочем, подобные успехи сопряжены с многочисленными трудностями для иностранных предпринимателей, в том числе французских. Им пришлось пройти путь адаптации к локальным особенностям, открыть для себя Россию заново!

Собирая материал для написания статьи, мы сразу же столкнулись с высокой степенью закрытости французских компаний в России. Вопреки ожиданиям, лишь немногие согласились ответить на наши вопросы. И мы хотели бы отдельно поблагодарить г-на Филиппа Пегорье, президента компании Alstom в России, Украине и Белоруссии за открытость и готовность поделиться впечатлениями и знаниями о российском рынке.

«История Alstom в России началась еще в 1961 году с продажи нашего первого выключателя на 500 кВ. Кстати, он успешно работал до недавнего времени. Первое представительство Alstom было открыто в Москве в 1975 году. Сейчас в России представлено шестнадцать филиалов и семь инжиниринговых центров по всей стране. Для машиностроительной компании российский рынок, безусловно, перспективен с точки зрения энергетического и транспортного потенциала. Это один из наиболее перспективных рынков мира, в том числе, благодаря масштабным программам модернизации инфраструктуры — транспортной и энергетической.

Поэтому российский рынок является для Alstom приоритетным, — сказал г-н Пегорье. — Что касается лично меня, то я здесь давно, 30 лет».

Напомним, что на территории РФ представлены все направления деятельности Alstom, а именно: оборудование и решения для тепловой и возобновляемой энергетики, передачи электроэнергии и железнодорожной инфраструктуры. На вопрос о знании российского рынка до начала работы здесь г-н Пегорье ответил, что за последние 30 лет рынок не просто изменился, — он появился. В свое время г-н Жан де Глиниасти, экс-посол Франции в России (окончил дипломатическую миссию в России в октябре 2013 г.), в интервью Первому каналу признался, что многие его соотечественники практически ничего не знают, например, о российской промышленности, ограничиваясь комментариями на тему добычи энергетических ресурсов, космических полетов. Кроме того, имея опыт общения еще с советской Россией, г-н де Глиниасти отметил, что страна в целом «стала значительно более открытой и жесткой». Чему же способствует эта «жесткость и открытость» и что привлекает иностранцев в России: высокая норма прибыли, ненасыщенный и емкий рынок, относительно невысокие издержки по заработной плате или потенциал роста? Все эти факторы играют немаловажную роль и, в различной степени, способствуют принятию решений в пользу российского рынка.

Тем не менее, большинство потенциальных инвесторов не преодолевают, в первую очередь, психологический барьер. К такому неутешительному выводу пришли аналитики консалтинговой компании «Беспалов и партнеры». Главным препятствием для «неопытного» иностранного инвестора является восприятие России как сверх рискованного экономического пространства. Особенно это актуально для малого и среднего бизнеса, чьи инвестиции могут не найти локальной поддержки и даже встретить некоторое сопротивление. В то же время те предприниматели, которые преодолели первоначальные барьеры, вынуждены столкнуться еще с одной особенностью. Так, по словам генерального директора агентства бизнес-коммуникаций Direct Натальи Подгорецкой, «в отличии от Европы, войти на российский рынок — легко, а удержаться — очень трудно. В результате особого уважения среди нерезидентов добиваются те компании, которые работают в России уже давно». Относительно этой особенности г-н Пегорье подтвердил, что работая в России, он научился «терпению и умению общаться», а также «лучше понимать друг друга». Именно последнее из указанных качеств он обозначил как залог успеха в российских условиях ведения бизнеса.

Не означает ли это, что стандартная оценка входных барьеров у обычного европейского бизнесмена — ошибочна? А львиная доля

расходов уходит именно на удержание занятых ранее позиций, наращивание объемов бизнеса и т. д.? Придерживаясь данной позиции, г-жа Подгорецкая ссылается на опыт вывода, в том числе, французских предпринимателей на российский рынок. Она утверждает, что основные сложности, как правило, сопряжены с непростыми отношениями между управляющим и местными поставщиками. Здесь иностранный инвестор сталкивается с необязательностью и порой безответственностью других игроков рынка, от которых, тем не менее, зависит успех и его бизнеса. Дополнительным риском оказывается и несогласованность гражданского кодекса как закона с практикой разрешения арбитражных исков. Упразднением различных психологических препятствий среди французских предпринимателей, имеющих неосторожность задуматься об инвестировании в Россию, занимается, в том числе,

Торговая миссия UBIFRANCE в России. Свои семинары по адаптации стратегий нерезидентов они начинают с фразы: «Чтобы зайти на российский рынок, надо отбросить предубеждения». И если излюбленный способ «передачи информации» среди французских предпринимателей — советы «бывалых» игроков рынка — скорее всего, не поспособствует развенчанию негативного имиджа России, то взаимодействие с такими организациями, как экономическое и торговое представительство Посольства Франции в России и Франко-российская Торгово-промышленная палата весьма успешно работают в данном направлении.

Мы, со своей стороны, надеемся, что также сможем приобрести вес в сегменте консультирования и сопровождения иностранных предпринимателей и способствовать принятию инвестиционных решений в пользу России. Как и для Alstom, политика локализации является одной из приоритетных среди крупных иностранных предпринимателей, пришедших на российский рынок. И если на данный момент, по словам Арно Дюбьена, директора франко-российского аналитического центра L’Observatoire, — «торговля лежит в основе партнерских отношений Франции и России», то перспектива ближайших десяти-двадцати лет смещает акценты в пользу организации промышленных мощностей на территории нашей страны. Способствует данному тренду и тесная взаимосвязь между французскими компаниями, работающими в РФ. Например, г-н Пегорье указал несколько таких партнеров, а именно: EDF, Lafarge, Mersen и др.

Анализируя проблему локализации на территории России, мы пришли к выводу, что приоритетной проблемой для иностранных инвесторов является защита их инвестиций и всестороннее снижение рисков. А это, в свою очередь, возможно при сохранении ранее полученных международного опыта и технологий и их имплементации в российские условия. С другой стороны, подобная минимизация «стресса» в процессе выхода на локальный рынок может обернуться полным провалом из-за несовместимости с российскими стандартами ведения бизнеса или особенностями управленческой политики местных партнеров.

Еще одной «чувствительной» точкой соприкосновения иностранного, в том числе французского и российского бизнеса, является кадровая политика и рынок труда как таковой. Что касается лично моих наблюдений, то здешний рынок в значительной степени демотивирован в условиях острой нехватки конкуренции. Так, «комфортные» условия труда воссозданы в отсутствии переизбытка квалифицированных сотрудников, готовых работать. Более того, наблюдается дефицит таких специалистов даже в крупных городах.

На мой вопрос об изменениях кадровой политики г-н Пегорье, тем не менее, подчеркнул, что она, по сути, осталась прежней, «так как она едина для всех отделений компании по всему миру. Здесь мы применяем европейские кадровые инструменты: есть система People review, которая позволяет оценивать КПЭ, ставить новые цели и задачи. Помимо «вертикального» продвижения по карьерной

лестнице в Alstom широко практикуется «горизонтальное» перемещение сотрудников как инструмент мотивации. Кроме того, представительство привлекает «коучинговые и тренинговые компании, формируя значительный пул провайдеров из представительств международных компаний, работающих на российском рынке. В области оценки персонала применяем метод «360 градусов», используя опыт глобального поставщика Alstom. Пока это точечные проекты, но в планах рассматриваем внедрение как «технических», так и управленческих программ обучения». Исходя из этого, вероятно, можно сделать вывод о качественных адаптивных способностях представителей локального рынка труда, работающих, порой, в таких разных корпоративных условиях.

Что касается перспектив работы в России, г-н Пегорье, весьма ожидаемо, придерживается оптимистического сценария.

«На мой взгляд, происходит оздоровление бизнес-климата, рынок становится более открытым для иностранных компаний. Потребность в модернизации инфраструктуры вызывает заинтересованность в передаче технологий, в создании новых производств с участием иностранных партнеров».

Нам остается надеяться на благоприятные условия для дальнейшего партнерства и работать в данном направлении. Как бы там ни было, Россия остается для многих мифической страной, которую по-настоящему можно полюбить только изнутри. Именно так произошло с г-ном Пегорье и г-ном де Глиниасти, а также с другими руководителями и совладельцами французских компаний, а также представителями Франции, пришедшими однажды на российский рынок.